Евро-Азиатский институт образовательных технологий Eurasian Institute of educational technologies
Saturday, 2020-09-19, 9:04 PM
Site menu
Section categories
Археология- Аrcheology
Ботаника- Вotany
География- Geography
Зоология- Zoology
История- Нistory
История науки- Нistory of science
Медицина- Мedicine
Образование- Education
Общая биология- General biology
Общество- Society
Палеонтология- Рaleontology
Право- Jurisprudence
Психология- Рsychology
Технологии- Technology
Физика- Physics
Химия- Сhemistry
Экология- Еcology
Экономика- Еconomy
Our poll
Оцените наш сайт/ Please rate our website
Total of answers: 1366
Statistics

Total online: 1
Guests: 1
Users: 0

3:14 PM
Свидетельский иммунитет адвоката и проблемы его защиты в свете позиций Конституционного Суда РФ

Witness immunity of an attorney and problems of his/her defense in the light of the positions of the Constitutional Court of the Russian Federation

Волосова Нонна Юрьевна, доктор юридических наук, доцент, зав кафедрой уголовного права, Оренбургский государственный университет

Nonna Yu. Volosova, Doctor of Law, Associate Professor, Head of the Department of criminal law, Orenburg State University

Запрет на допрос адвоката об определенных обстоятельствах прямо закреплен в уго­ловно­процессуальном законодательстве. Эти положения являются гарантией сохранения адвокатской тайны. Сведения, которые составляют предмет адвокатской тайны, содержатся в положениях ст. 8 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также в решении Совета Федеральной палаты адвокатов РФ от 10.12.2003. В данный предмет входят самые разнообразные сведения, касающиеся различных сторон жизни доверителя, которые стали известны адвокату и защитнику при обращении к ним за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Большое внимание охране адвокатской тайны уделяет не только законодатель и адвокатское сообщество, но и Конституционный Суд РФ, которым было вынесено свыше 10 постановлений и определений, касающихся защиты профессиональных интересов адвоката. Орган конституционного контроля неоднократно подчеркивал, что адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля за исключением определенных случаев: наличия ходатайства со стороны обвиняемого о его допросе и смене его процессуального статуса.

Приоритет в данном случае отдается защите интересов обвиняемого, который вправе защищаться всеми способами, не запрещенными законом, в том числе и заявлять ходатайства о допросе адвоката, ранее осуществлявшего его защиту.

Конституционный Суд РФ не исключает право адвоката «дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Суды не вправе отказать в даче свидетельских показаний лицами, перечисленными в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, при заявлении ими соответствующих ходатайств. Невозможность допроса указанных лиц при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения, приводило бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажало бы само существо данного права» (из жалобы гражданина Цицкишвили Г.В.). Указанная позиция, по мнению ряда исследователей, незыблемость свидетельского иммунитета адвоката поставила под сомнения [Мельниченко, 2008, 3].

А.Д. Прошляков, анализируя ряд решений Конституционного Суда, делает следующий вывод: «Если адвокат заявил ходатайство о том, что он желает давать свидетельские показания по делу, и это ходатайство удовлетворено, то такой адвокат изменяет свой уголовно­процессуальный статус и по сути отказывается от принятой на себя защиты (ч. 7 ст. 49 УПК РФ).

...Такой допрос возможен при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения. Тем самым Конституционный Суд фактически сформулировал правовую норму, поскольку действующее уголовно­процессуальное законодательство России не знает случаев, когда одно лицо допрашивалось бы в качестве свидетеля с согласия другого частного лица» [Прошляков, 2004, 157]. Данный вывод автора лишний раз подтверждает сложность возникающих правоотношений между адвокатами и их доверителями, которые, к сожалению, в полной мере не нашли своей законодательной регламентации. Позиция органа конституционного контроляданную ситуацию не прояснила.

Но этим проблема не исчерпывается и не ограничивается. До настоящего времени практикой не выработано единства воплощения в жизнь этих разъяснений Конституционного Суда РФ. Это было подмечено многими исследователями. В общем виде ее сформулировал А.Д. Прошляков. Им были отражены два вопроса. «Первый вопрос – о возможности применения в этой ситуации ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которая устанавливает, что проведение следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Это правило носит категорический характер и не знает никаких исключений и изъятий. Правда, это предписание противоречит УПК РФ и зачастую игнорируется на практике со ссылкой на ч. 1 и 2 ст. 7 УПК РФ, запрещающих применять при производстве по уголовному делу федеральный закон, противоречащий УПК РФ. Однако, если принять во внимание, что и УПК РФ, и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» имеют одинаковую юридическую силу и вступили в действие одновременно, то это может породить так называемое выборочное или «селективное» применение этих законодательных актов в зависимости от ситуации и соображений стороны обвинения. Как это ни странно, ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» может стать препятствием для допроса адвоката – защитника в качестве свидетеля в интересах его подзащитного в стадии предварительного расследования» [там же]. Эта первая проблема, которая в настоящий момент не нашла своего разрешения, за исключением теоретических предложений, высказанных некоторыми исследователями.

«Второе возможное последствие... может повлиять на тактику защиты некоторых категорий обвиняемых, для которых не является финансовой проблемой пригласить для участия в деле сразу нескольких адвокатов.

...Отдельные адвокаты, входящие в состав группы защитников, будут приглашены именно для того, чтобы стать в возможной перспективе свидетелями по уголовному делу, которые смогут подтвердить факты нарушения закона со стороны органов предварительного расследования» [там же]. Позиция органа конституционного контроля, изложенная в анализируемом нами определении, не разрешила многие правовые ситуации, она не удовлетворила ни потребностей адвокатского сообщества и их доверителей, ни лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

В 2004 г. в постановлении от 29.06.2004 No 13­П Конституционный Суд РФ указал, что «освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников либо привести к разглашению доверенной ему охраняемой законом тайны, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Применительно к уголовному судопроизводству свидетельский иммунитет не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения, в том числе в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются». Конституционным Судом РФ определены условия, при которых возможно отойти от сохранения конфиденциальных сведений, доверенных адвокату. Им было установлено второе условие, при котором адвокат может быть допрошен, – данная норма не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию. Это положение явно направлено на реализацию диспозитивных начал и для использования любых законных способов защиты интересов подозреваемого и обвиняемого. Этой же цели служит запрет на допрос адвоката, содержащийся в п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Думается, позиция Конституционного Суда РФ в этой части относится и к данному участнику уголовно­процессуальных отношений. Однако в процессе правоприменения суды отказывают в допросе адвокатов, ссылаясь на императивность предписаний, содержащихся в ст. 56 УПК РФ.

Позиция законодателя и Конституционного Суда РФ четко определила адвокатскую тайну и статус адвоката в уголовном судопроизводстве: адвокат может разгласить сведения, представленные ему доверителем, только в одном случае – в случае получения такого согласия от самого доверителя. Законодательство Российской Федерации запрещает вызов и допрос адвоката в качестве свидетеля об определенных обстоятельствах, однако лица, осуществляющие производство по уголовному делу, не оставляют попыток допросить адвоката. Такой допрос – стремление использовать конфиденциальную информацию вопреки условиям ее разглашения в интересах органов предварительного расследования, а не в интересах участников уголовного судопроизводства. Нередки случаи допроса в качестве свидетелей адвокатов по уголовным делам, по которым ими прекращено оказание юридической помощи, либо допроса адвоката в качестве свидетеля, который оказывал (или оказывает) юридическую помощь этому же лицу по гражданскому делу, связанному с расследуемым уголовным делом. Следует отметить, что подобные допросы допускаются как в ходе досудебного, так и судебного разбирательства. В судебном заседании такие ходатайства заявляет сторона обвинения. На допустимость допроса адвоката в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в настоящий момент нет однозначной точки зрения. По мнению Н.М. Кипниса, «представляется ошибочной высказываемая... точка зрения, согласно которой сведения об обстоятельствах участия бывшего адвоката­защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого якобы относятся к сведениям, составляющим адвокатскую тайну...» [Кипнис, www]. У Совета Адвокатской палаты г. Москвы несколько иное мнение.

В решении No 99 было указано, что «в целях защиты по возбужденному против адвоката дисциплинарному производству или уголовному делу адвокат вправе без согласия доверителя использовать в разумно необходимом объеме не только сведения об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи доверителю, но даже сведения, сообщенные ему доверителем» [Федеральная палата адвокатов РФ, www]. Р.Г. Мельниченко пишет, что «допрос адвоката является тактической уловкой суда и стороны обвинения. Допрашивая бывшего адвоката, суд приводит клиента в психологическое состояние незащищенности. Тем самым разрушается доверие между адвокатом и клиентом, которое является непременным условием успешной защиты» [Мельниченко, 2008, 3]. Допрос адвоката в качестве свидетеля недопустим, когда речь идет о подобном ходатайстве, заявленном стороной обвинения. Несмотря на установление Конституционным Судом РФ возможности для адвоката быть допрошенным в качестве свидетеля по уголовному делу после изменения его статуса, считаем такую практику порочной и недопустимой, поскольку ее использует лишь сторона обвинения. Данные практики подтверждают сделанный нами вывод: подобные ходатайства удовлетворяются, только если они заявляются стороной обвинения.

С каждым годом растет число незаконных вызовов на допрос адвокатов в стадии предварительного расследования и судебного разбирательства по регионам Российской Федерации. Проблема обостряется еще и тем, что неоднозначна по этому вопросу и позиция Верховного Суда РФ, которая была высказана более 10 лет тому назад и практически осталась неизменной, несмотря на постоянное внимание к ней со стороны Конституционного Суда РФ. Допуская возможность удовлетворения ходатайства стороны обвинения о вызове на допрос адвоката в судебное заседание, Верховный Суд РФ обосновывает свою позицию необходимостью соблюдения равенства прав участников судебного разбирательства.

По мнению А.Г. Халиулина, «такая исключительная ситуация, как вызов адвоката в суд в качестве свидетеля, возможна только в случае, если соблюдены следующие условия: адвоката вызывают по ходатайству стороны защиты; его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого; имеется согласие доверителя на вызов адвоката в качестве свидетеля. Конституционный Суд РФ в определении от 29.05.2007 No 516­О­О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб А.Л. Гольдмана и С.А. Соколова...» указал, что установленный в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем» [Кто хозяин адвокатской тайны?..., 2008].

Данная позиция уважаемого ученого, безусловно, верна. Однако за большим количеством публикаций о запрете на допрос адвоката и защитника мы как­то забыли еще один аспект, который стал предметом рассмотрения в определении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. No 970­О­О. В данном определении устанавливается одно­единственное условие правомерности допроса адвоката: «...суд вправе задавать адвокату вопросы относительно имевших место нарушений уголовно­процессуального закона, не исследуя при этом информацию, конфиденциально доверенную лицом адвокату, а также иную информацию об обстоятельствах, которая стала ему известна в связи с его профессиональной деятельностью». Российское законодательство весьма полно раскрыло категорию сведений, о которых не может быть допрошен адвокат, защитник. Однако проблема возникла из­за того, что законодатель не уточнил, о каких сведениях возможно его допросить. И в этой части Конституционный Суд РФ пошел дальше, проверив конституционность положений ст. 56 УПК РФ. Им был сделан вывод и уточнена категория сведений, которые адвокат может представить суду, а также какие вопросы могут быть заданы ему судом. Такой вывод Конституционного Суда РФ основан на необходимости защиты публичных интересов и интересов участников уголовного судопроизводства, которые были ущемлены нарушением порядка производства процессуальных действий.

Допрос адвоката – достаточно распространенное явление в правоприменительной практике предварительного расследования. Особенно часто такой способ используется для того, чтобы вывести несговорчивого и неуступчивого адвоката из уголовного дела, поскольку он не может одновременно быть и свидетелем, и защитником в уголовном деле и совмещать эти функции.

 

The defense of the witness immunity of an attorney refers to a number of controversial problems of the contemporary criminal procedural law of Russia. The complicacy of its solution is conditioned by the fact that there is no single approach to the understanding of the essence of witness immunity of an attorney either among practitioners or researchers. The positions of the Supreme Court and the Constitutional Court of the Russian Federation, expressed by them in their decisions, haven't solved the problem. Based on the analysis of different points of view the author observes that there are four legal and concurrent conditions from the standpoint of law and position of the Constitutional Court of the Russian Federation to call an attorney for questioning: he/she is called at the request of the defense; his/her testimony is necessary to protect the rights and interests of the accused; there is the agreement of the trustee to call the attorney as a witness; if the attorney is called at the request of the prosecution, he/she may be interrogated only about violations of criminal procedural legislation in the process of investigation. All other grounds of calling the attorney as a witness, including at the request of the prosecution, should be considered unreasonable and illegal.



Источник: http://www.publishing-vak.ru/archive/law.htm

Category: Право- Jurisprudence | Added by: semen_ivanov_1985
Log In
Search
Calendar
«  September 2016  »
SuMoTuWeThFrSa
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Организации / Оrganizations
Полезные ссылки / Useful links